фальсификация доказательств по уголовному делу следователем

Описание страницы: статья 303 ук рф. фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности. от профессионалов для людей.

1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, а равно фальсификация доказательств по делу об административном правонарушении участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем, а равно фальсификация доказательств должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, либо должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-разыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двенадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

Угроза фальсификации дел по фальсификации доказательств

Диспозиции частей 1 и 2 ст. 303 УК РФ с выделенными акцентами (извлечение):

Читайте так же:  движение по кольцу по полосам

1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем… —

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником

Так поверенному – представителю лица, участвующего в гражданском или административном деле, и защитнику в уголовном деле, предоставившему сфальсифицированное доказательство, полученное от своего доверителя (или его доверенного лица), потенциально угрожает за это уголовная ответственность. И на доказывание прямого умысла поверенного на фальсификацию доказательств с сегодняшней правоприменительной практикой лучше не полагаться.

Законодатель только почему-то не учел, что поверенные юристы (представитель и защитник) сфальсифицировать доказательства по делу не могут (де-юре). При всём их желании они могут лишь попытаться это сделать (де-факто), но не более. Ведь единственное, что они могут – это предоставить в орган, прокурору, следователю, дознавателю, судье (ходатайствовать о приобщении) ложные документы и иные материалы. В соответствии же с процессуальным законодательством представитель и защитник участвуют в деле, но не ведут производство по нему, а потому они не наделены правами по приобщению и проверке доказательств. И материалы дела не находятся в их пользовании.

«К сожалению, – констатирует специалист по адвокатским правонарушениям Ю.П. Гармаев, – фальсификация доказательств защитником подозреваемого, обвиняемого – явление распространенное, хотя факты выявления и пресечения этих преступлений крайне редки» (Гармаев Ю.П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве: Учебник / Ю.П. Гармаев. – М., 2005. С. 144.). Сожаление специалиста-криминалиста за распространенность фальсификации доказательств адвокатами-защитниками немного удивляет.

Далее автор довольно специфического учебника (при этом наличие учебников по незаконной деятельности дознавателей, следователей и прокуроров в уголовном судопроизводстве представить затруднительно) описывает в качестве единственного примера фальсификации доказательств по уголовному делу факт «вопиющей» подделки защитником предыдущего протокола допроса его подзащитного, в котором он добавил предлог «не» в фразах: «…на дело я НЕ взял с собой нож…» и «…я требовал у нее деньги и НЕ угрожал ей ножом…» (выглядит немного наивно, но это может быть сделано для наглядности учебного материала). Хотя, как сообщает автор, данный факт фальсификации адвокатом протокола следственного действия доказать не удалось, но «опасность» от этого представляется автору весьма высокой. А уголовно-процессуальные нормы о полной свободе показаний обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), который вправе их изменять и давать сколь угодно много, а также вовсе от них отказаться, на фоне «вопиющего деяния» адвоката, наверное, и не замечаются вовсе.

Читайте так же:  пенсионный фонд пособие на погребение

А вот пример практического применения ст. 303 УК РФ, к адвокату-защитнику (хорошо, что с законным, хотя и очень долгим исходом).

Адвокат К., являясь защитником Л., обвиняемого органами предварительного расследования в похищении человека, пришел домой к потерпевшему А. и получил от последнего заявление, из содержания которого следовало, что Л. не только похитил А., но и добровольно отпустил потерпевшего. Иными словами защитник получил документ, который полностью аннулировал результаты расследования, поскольку в силу примечания к ст. 126 УК РФ лица, добровольно освободившие похищенного, от уголовной ответственности освобождаются. Обвиняемый Л., передав следователю ксерокопию заявления А., заявил ходатайство о приобщении её к материалам уголовного дела.

Следователь, усомнившись в достоверности заявления А., дополнительно его допросил. Потерпевший дал показания о том, что адвокат К. заявление получил от него обманным путем: представился работником прокуратуры и под диктовку «заставил» написать текст заявления, содержание которого не соответствовало действительности.

За фальсификацию доказательств по уголовному делу по особо тяжкому преступлению адвокат К. был осужден по ч. 3 ст. 303 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и с лишением права заниматься адвокатской деятельностью на 2 года.

Считая приговор суда незаконным и необоснованным, осужденный адвокат К. и его защитники поставили перед Верховным Судом РФ вопрос о его отмене, поскольку ксерокопия заявления не является доказательством по делу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем кассационном определении указала, что представленная ксерокопия заявления А., имеющаяся в деле, которую получил осужденный адвокат К., не может быть признана доказательством по делу (кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации: https://vsrf.ru/lk/practice/cases/5526940, http://sudbiblioteka.ru/vs/text_big2/verhsud_big_31053.htm).

Возвращаясь к диспозиции ч. 2 ст. 303 УК РФ, законодатель игнорирует презумпцию невиновности, в соответствии с которой, как известно, обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) не несет уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Почему же тогда такую ответственность за него должен нести его защитник, которого, помимо всего прочего, можно просто элементарно «подставить», передав ему подложный документ для ходатайства о его приобщении к материалам дела?

Читайте так же:  нагрудный знак мчс россии за заслуги

При этом следует заметить, что в ст. 303 УК РФ не установлена уголовная ответственность лица, ведущего протокол судебного заседания (в соответствии со ст. 245 УПК РФ, ст. 53 КАС РФ, ст. 230 ГПК РФ, 58 АПК РФ это секретарь судебного заседания, а согласно ст. 58 АПК РФ им также может являться помощник судьи), который является доказательством по уголовному делу согласно ст. 83 УПК РФ и гражданскому делу в соответствии со ст. 71 ГПК и ст. 64 АПК РФ. Аналогично таким же доказательством протокол судебного заседания является по административному делу и делу об административном правонарушении, хотя в КАС РФ и КоАП РФ это прямо не указано.

Практикующим юристам хорошо известно о фальсификации протоколов судебных заседаний, в которых явно умышленно искажаются показания свидетелей, потерпевших и иных лиц, являющихся порой единственными доказательствами по делу, а замечания на протокол бездоказательно отвергаются (не принимаются). А ведь это общественно опасное деяние, направленное против законного осуществления правосудия, давно в определенной степени захлестнуло российское правосудие.

Фальсификация доказательств по уголовному делу.

Довелось мне защищать одного из наших извечных оппонентов — следователя, привлеченного за фальсификацию доказательств по уголовному делу. Это была девушка -Н. с уже приличным стажем работы в органах и неплохими практическими навыками. Мне хотелось бы больше осветить не столько само это дело в отношении нее, сколько те обстоятельства, по стечению которых она оказалась на скамье подсудимых. Именно они могут казаться для нас наиболее интересными.

А ситуация развивалась так. Н. находилась в качестве следователя на суточном дежурстве в РУВД. В эту ночь двое военнослужащих срочной службы, патрулировавших в качестве сотрудников правоохранительных органов улицы Тюмени, доставили в отдел задержанного ими пьяного мужчину. Не понравилось им его поведение, что послужило поводом к задержанию. А затем они провели досмотр этого мужчины и изъяли у него из кармана… боевой патрон от автомата Калашникова.

Читайте так же:  закрытое судебное заседание в уголовном процессе

Досмотр они делали без понятых, а его результаты оформили рапортом. Н. начала разбираться с данным материалом. Вместо того, чтобы послать подальше обоих бойцов вместе с их патроном, она как истинный следователь стала пытаться доказывать вину задержанного. Допросила обоих военнослужащих об обстоятельствах задержания и изъятия патрона. А затем у старшего патрульной группы протоколом выемки изъяла автоматный патрон.

Только, вот незадача! Не смогла она найти в два часа ночи в РУВД понятых. Ну и ладно. Вписала в качестве понятых двух своих знакомых, честно указав их данные, и сама же за них и расписалась. Затем назначила по патрону экспертное исследование и с чувством выполненного долга вернула материал в дежурную часть.

Задержанный мужик «лыка не вязал», работать с ним было нельзя, поэтому он был оставлен для работы следующей смены. Больше к этому материалу Н. не возвращалась и что там по нему делается не знала.

А вот задержанный с патроном мужик оказался далеко не дурак, вину свою признавать не хотел, а вдобавок нанял себе для защиты опытного тюменского адвоката. На предварительном следствии его защитник особой ретивости не проявлял, но когда дело в отношении его подзащитного все-таки запихнули в суд, адвокат взялся за работу всерьез.

В довершение ко всем имеющимся в уголовном деле процессуальным нарушениям, адвокат вызывает понятых, указанных в протоколе выемки патрона, в судебное заседание. На допросе в суде эти товарищи показывают, что никакого участия в выемке они не принимали, свои подписи в протоколе не ставили. (Н., видимо, забыла их предупредить)

Параллельно с этим адвокат делает запрос в воинскую часть, где проходят службу патрульные, относительно того, когда последний раз у них были стрельбы из автоматов, и какой номер партии патронов, которые были использованы в этих стрельбах. Получает ответ, что стрельбы были за пару недель до задержания с патроном его подзащитного, а номер партии использованных патронов соответствует номеру патрона, изъятого у подсудимого.

Читайте так же:  списание транспортных средств

Когда я начал работать по защите Н. и подробно разбирать все обстоятельства, выявилась еще одна интересная деталь. Н. признавала, что подписи в протоколе выемки подделала, но заявила, что она не возбуждала это уголовное дело, то есть не выносила постановление о возбуждении данного дела, а работала исключительно по материалу проверки. По показаниям Н. уголовное дело по патрону возбудили позже от ее имени, подделав уже подпись самой Н.

Я за это ухватился. Если мы доказываем, что Н. не подписывала постановление о возбуждении уголовного дела, следовательно, в ее действиях нет и состава преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ. Раз уголовное дело не было возбуждено, значит, нет и фальсификации доказательств по уголовному делу.

Первая почерковедческая экспертиза по нашему делу сделала вывод, что подпись на постановлении о возбуждении дела принадлежит самой Н. (Подпись была сделана хорошо, но были видны некоторые несоответствия оригиналу) Нам стоило большого труда заставить следствие назначить повторную почерковедческую экспертизу, но весь труд был сведен на нет тем, что проведение повторной экспертизы было поручено тому же учреждению, что делало и первую экспертизу. Получите такой же результат. (Оказалось, что повторную экспертизу делала бывшая ученица первоначального эксперта)

Еще мы ходатайствовали перед следствием о запросе в информационном центре ГУВД области учетных карточек относительно данного дела, которые собственноручно заполняет следователь при возбуждении уголовного дела. По ним можно было полнее проверить почерк и подпись заполнявшего карточки, но, увы, карточки уже были уничтожены (прошло много времени).

Пока мы по делу проводили свою политику, вступил в силу акт амнистии, под действие которого Н. подпадала. Но мы все равно решили пройти через суд. Пытались добиться оправдательного приговора. Не получилось. Суд признал Н. виновной и по амнистии от наказания освободил.

Главный вывод, который я сделал из этого дела, — все действия следствия, имеющие значение для дела, нуждаются в тщательной проверке со стороны защиты. (А раздолбайства необязательности у нашего следствия вполне хватает)

фальсификация доказательств по уголовному делу следователем
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here